Vek.news

Экономическая преступность 2015 года

Василий Гущин – на свободе и без денег, Михаил Губернаторов – с приговором и мотоциклом, счастье – в государственной и муниципальной службе.

Прежде всего, следует сказать, что с экономической преступностью в Ивановской области все хорошо – ее нет. Ну, или почти нет на фоне успехов борьбы с коррупцией в органах власти. А все потому, что ветер сменился.

Прежняя парадигма подразумевала наличие объективной, изначально присущей бизнесу и бизнесменам вины, из-за чего мы так плохо или недостаточно хорошо живем. Данная установка был прикрытием процесса получения бюрократией контроля над ресурсами и денежными потоками. Под соусом всеобщей нелюбви переписывать доли в хозяйственных субъектах на нужных людей гораздо сподручней.

После того, как с бизнесом в общем и целом порешали, а жить стали не только не лучше, но как-то даже и похуже, переключились на коррупцию. На эффективность управления это не влияет, зато народу нравится, чего уж тут скрывать.

Главное в криминально-экономических итогах 2015 года это то, что так и не стало пока предметом уголовных расследований.

Дела Гущина и Сиганова. В результате их умелых или неумелых действий или бездействий государству и коммерческим структурам нанесен колоссальный ущерб: у Гущина – более миллиарда, у Сиганова – более четырех миллиардов рублей.

На данный момент им не только не грозит уголовное преследование, но они через процедуры банкротства успешно продвигаются к освобождению даже от денежных обязательств перед кредиторами. И это правильно.

Бизнес – деятельность, которая основана на добровольном принятии рисков. Никто не заставлял кого-либо давать господам Гущину, Сиганову и Ко, а также подконтрольным им структурам деньги или вступать с ними в другие экономические отношения.

Экономическая конъюнктура, понимаете, нефть, овощи, рожь – вот это всё. По итогу, гораздо эффективнее была бы Света из Иванова, потому что ей бы столько денег никто не дал – она ведь столько слов умных не знает.

Пока нет свидетельств того, что кто-то расследует аферу с обманутыми дольщиками в Иванове, Костроме, Ярославле. «Ивановская домостроительная компания» как бы сама себя исподволь записала в жертвы. Тоже конъюнктура виновата.

Ивановский завод «Автокран». В прошлом году сорвал выполнение гособоронзаказа, производство было остановлено. Жаловались Путину, просили вернуть в какое-то там государственное лоно. При этом контрольный пакет акций предприятия лежит в кипрском офшоре.

Из последнего по «Автокрану»: решение суда от 30 декабря 2015 года о возврате аванса и выплате неустойки за непоставку девяти кранов-манипуляторов военного назначения КМВ-10.

К числу экономических преступлений можно условно отнести дела против директоров по нарушению сроков выплаты зарплаты работникам. Однако это, скорее, предвкушение социальной напряженности, чем соблюдение духа и буквы закона. Если в неизвестном направлении исчезают сотни миллионов рублей и даже миллиарды, то правоохранительные органы это интересует мало. Не вышли бы дольщики «ДСК» на улицу, думаете, кто-нибудь пошевелился бы из чиновников?

В июне прошлого года было возбуждено уголовное дело против руководителей ООО «ДСУ-1» по фактам мошенничества при выполнении госконтрактов на дорожные работы. Компанию контролирует Телман Фероян.

У правоохранительных органов к семье Ферояна накопилось много претензий, причем, совсем не экономического толка. Поэтому дело против «ДСУ-1» следует рассматривать в общем контексте, а не как факт борьбы исключительно с экономической преступностью.

По большому счету, к исключительно экономическим делам можно отнести, наверное, только два дела.

Последнее по календарю – это арест 15 декабря 2015 года бывшего директора Некоммерческой микрофинансовой организации «Ивановский государственный фонд поддержки малого предпринимательства» Алика Шарабидзе.

Ему вменяют «присвоение или растрату, совершенные с использованием служебного положения». Будучи директором фонда, выдал кредит подконтрольной организации.

Правда, есть нюанс. Данная организация – «Центр туризма и отдыха» в Плесе – реально существует и работает. Убытки и обязательства перед фондом признаны судом и возмещаются. Чего не скажешь о банкротах-друзьях губернатора, где денег на два порядка больше, но их нет и, видимо, уже не будет.

В общем, как ни крути, к числу исключительно экономических преступлений прошлого года можно отнести только дело против очень известного в недалеком прошлом бизнесмена, ключевого игрока в игорном бизнесе (пока он был легальным) – Михаила Губернаторова.

Михаил Альбертович и сейчас должно быть вполне успешен, например, он один из совладельцев торгово-развлекательного центра «Плаза». Однако черт попутал.

2 октября 2015 года его вместе с двумя подельниками приговорили к четырем годам лишения свободы условно и штрафу в 900 тысяч рублей за «мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере».

Вместе с товарищами Михаил Губернаторов получил субсидию почти в три миллиона рублей якобы на поддержку малого предпринимательства, предоставив в региональное правительство фиктивные документы.

За три миллиона рублей четыре года условно – просто сталинизм какой-то. (Василий Евгеньевич Гущин, наверное, только посмеивается через усищи, трубку покуривая, которых у него нет) Мало того, судебные приставы чуть мотоцикл «Хонда» у Губернаторова не экспроприировали, пришлось штраф заплатить все-таки.

Итог. Не буду говорить банальности про то, что чем больше ты должен, тем меньше к тебе претензий, хотя, почему бы и не повторить лишний раз. Главное, что в такой небогатой, если не сказать нищей губернии даже экономическая преступность какая-то недоразвитая.

Судя по сводкам МВД, СК и прокуратуры, только у чиновников еще остались какие-то возможности для приличных финансовых преступлений.

Вас заинтересует

Популярное

Еще новости