22 февраля 2024
Экономика и политика

Мучают ли губернатора Конькова по ночам кошмары?

«Если друг оказался вдруг…»

Областная прокуратура отчиталась, что благодаря принятым мерам прокурорского реагирования, 19 августа ЗАО «Максима-стиль» выплатило долг по зарплате своим работникам за май этого года в сумме 2,96 миллиона рублей. Речь идет о ткацкой фабрике в поселке Колобово Шуйского района.

ЗАО «Максима-стиль» входит в группу компаний, которые контролируют директор «Иврегионсинтеза» Василий Гущин и теперь уже бывший первый вице-премьер областного правительства и, видимо, теперь уже бывший друг губернатора Конькова Дмитрий Куликов.

Компания находится в начальной стадии процедуры банкротства с 18 марта 2015 года. 3 июля директор ЗАО «Максима-стиль» Николай Маврин обратился в арбитражный суд с заявлением об ускорении банкротства, в чем ему было отказано.

Господина Маврина понять можно. За невыплату заработной платы свыше двух месяцев в случае личной заинтересованности руководителя предусмотрена уголовная ответственность. Обнаружить заинтересованность (или предположить ее) при желании не составляет никакого труда.

Личная заинтересованность – понятие не очень конкретное. Если, например, директор вместо выплаты зарплаты заплатил налоги или купил сырье для фабрики – можно считать это личной заинтересованностью, так как директор отвечает за результаты деятельности предприятия.

Прокуратура сообщила, что Маврин заплатил работникам за май. Полагаю, что уже сейчас есть основания для возбуждения против него уголовного дела, не исключаю, что оно уже и возбуждено.

Ситуация на ЗАО «Максима-стиль», судя по всему, послужила не последним аргументом при увольнении бывшего друга губернатора Дмитрия Куликова с поста первого заместителя правительства.

Это произошло публично, по сути, с обвинениями в коррупции. Коньков вылил ушат помоев на своего друга – демонстративно открестился от него. Неспроста.

ЗАО «Максима-стиль» – вершина айсберга. Как Гущину с Куликовым удалось уговорить Маврина занять должность директора в марте этого года вместо Татьяны Куриловой – знает только сам Маврин. Впрочем, ему не привыкать, он известен работой на «Шуйско-Тезинской фабрике», которая была ликвидирована вследствие банкротства, то есть опыт имеется.

История банкротства ЗАО «Максима-стиль» весьма любопытна, если не сказать поучительна. Инициатором выступил Сбербанк, которому компания оказалась должна 15 миллионов рублей. Откуда долг? А вот откуда:

«Определением Ленинского районного суда города Иваново утверждено мировое соглашение, в соответствии с которым ответчики: ЗАО «Максима-Стиль», ООО «Мега-Олий», ЗАО «Технополис», ООО «Заря», ЗАО «Компания «Мега», ОАО «Ивановское текстильное объединение», ООО «Тексмаркет», Гущин В.Е., Куликов Д.А., ООО «Ханса-Кала», ООО «Колобовская социальная котельная», ООО «Руса», ООО «Современный склад», ООО «ТрансЛогистик» признали задолженность перед ОАО «Сбербанк России» в сумме 15 103 278,69 руб. В связи с неисполнением ответчиками условия мирового соглашении ОАО «Сбербанк России» обратилось в суд с заявлением о признании ЗАО «Максима-Стиль» несостоятельным (банкротом)».

Это классическая подстава, поскольку все остальные субъекты, указанные в мировом соглашении к моменту подачи заявления о банкротстве, были уже или банкроты, или с многомиллионными исполнительными листами и долгами.

Надо ли говорить, что участники мирового соглашения, включая, конечно же, самих Гущина с Куликовым, – это часть бизнес-империи Гущина и Куликова.

Примечательно, что уже после начала собственного банкротства ЗАО «Максима-Стиль» обратилось в суд с заявлением о банкротстве самой известной компании Гущина и Куликова, собственного учредителя – ЗАО «Компания «Мега».

Причем долг был мизерным – 156 тысяч рублей, – но его достаточно для начала процедуры. Зато Сбербанку «Мега» должна 762 миллиона рублей, ну и какую-то сущую мелочь ФНС России.

Ситуация с долгами бывших друзей губернатора – Гущина и Куликова – давно перестала быть коммерческим или даже судебным делом. Это безумный круговорот долгов и переводов долгов на все новые и новые предприятия.

И пока этот круговорот продолжался, то есть было хоть какое-то формальное оправдание никчемных и бессмысленных процедур в виде существования как бы реальных должников, с которых теоретически можно что-то получить, то сохранялась шаткое равновесие.

Но рано или поздно это должно было кончиться. И оно кончилось. У Гущина и Куликова не осталось компаний, на которые можно переводить денежные обязательства – все банкроты. Поэтому ситуация перешла в совсем иное качество.

Судя по всему, губернатор понял, что на этот раз запахло по-настоящему жареным, и публично отказался от своего друга, фактически сказав администрации президента и правоохранительным органам, что он не с ним.

P. S. Ивановскому мэру Алексею Хохлову, другу и однокласснику губернатора следует проявлять крайнюю осмотрительность.

P. P. S. Есть мнение, что проект строительства комбината синтетического волокна, за который отвечает Василий Гущин, по крайней мере, под руководством Гущина, канул в Лету.

P. P. P. S. В своих детских мечтах отличник Павлик Коньков, наверное, представлял, как бы он в такой ситуации ушел в отставку с поста первого секретаря Обкома КПСС вместе с товарищем.

Подписывайтесь на «Век»
Популярное
Рекомендуем
Читайте также
Рекомендуем
Еще новости
Вас заинтересует
Рекомендуем