Vek.news

Конец Иванова, или Проклятый Новый год!

Город Иваново застрял в девятнадцатом и первой половине двадцатого веков. Есть ли возможность вытащить его оттуда?

«Частник» опубликовал восхитительную новость «Иваново исчезнет до 2100 года» со ссылкой на первоисточник «Семь городов, которые исчезнут до 2100 года».

Что подвигло крупнейший информационый ресурс Ивановской области вкратце изложить суть новости, опубликованной еще в сентябре прошлого года? Может быть, нарастание апокалиптических настроений в связи с уходом Михаила Меня в министры, при котором только-только начали жить хорошо и вдруг такое расстройство. Может быть, новогодние праздники с их скудной криминальной событийностью: ивановские и кинешемские сайты устроили гонку по перепечатыванию криминальных сводок, так что пресс-служба УВД, наверное, премию получит за эти информационные помои.

Как это стало привычным у нас в последнее время, разного рода информационные наперсточники тут же содрали новость «Частника», выдав ее за свою, то есть, ссылаясь не на публикацию в «Частнике», а на первоисточник, который на самом деле таковым не является даже для читателя с крупным дефектом зрения.

Вскрыв пласты времени, я обнаружил именно эту самую новость, датированную мартом 2008 года, а ее краткое изложение — июлем 2007-го. Однако, учитывая, что дата события отнесена к 2100 году, то ее перепечатки (хоть одно слово бы изменили) можно будет еще не одно десятилетие считать свежими и актуальными.

Шуйская газета «Местный спрос» рассказала об этом в июле 2008 года, ивановский «Частник» — в январе 2014-го. И оба раза очень кстати.

Археологические раскопки апокалипсиса Иванова в хорошей компании принесли ряд открытий. По мере приближения к концу, то есть к 2100 году при неизменности текста самой новости все более сказочной становилась адресация к доказательствам. Сейчас это просто «ученые», которые составили перечень городов. А в начале фигурировал «Форбс», составивший список «Города-призраки-2100».

Изначально в нем было не семь, а восемь городов. Но, согласитесь, цифра «7» лучше, к тому же какой-то Банжул в Гамбии нам совсем неинтересен, поэтому он сам собой отпал в процессе наступления песков времени.

«Форбс» кажется правдой и первоисточником: в его стиле что-нибудь про семь чего-то исчезнувшего, разбогатевшего или разорившегося. Это такое бульварное чтиво для интеллектуалов, для тех, кто стыдиться признаться, что читает «Комсомольскую правду».

Трансформация моего представления об истинном источнике этой бессмысленной новости происходила вместе с раскопками.

Сначала я вскрыл цикл публикаций весны—осени 2013 года, и подумал, что это работа противников Михаила Меня (близость выборов в областную думу еще смутила). Ведь как красиво — годы правления губернатора Меня довели регион до такого состояния, что Иваново имеет все шансы не дожить не конца столетия!

Если такую информационную подачу сделать без Детройта, Мехико и Тимбукту, то это будет как-то уж слишком притянуто за уши, и нести на себе признак неизбывного провинциализма. А хорошая компания творит чудеса. Тут сразу приходит на ум гениальная сцена из «Мимино».

— У нас в Дилижане такой вода течет, занимает второе место в мире! — говорит герой Фрунзика Мкртчяна.

— А первое в Ереване? — спрашивает Валико.

— Нет, в Сан-Франциско! — скромно отвечает Рубик.

И всё! Без Сан-Франциско вода в Дилижане никогда бы не стала такой вкусной и полезной. Психологически абсолютно точная сцена.

Иваново, бьющееся в судорогах под управлением кризис-менеджера, но в одиночку — это местечковая история, которая никого не впечатлит. Иваново, умирающее в объятьях с Детройтом — это высшая степень трагизма, возносящаяся к лучшим образцам мировой литературы.

Однако, когда я добрался на машине времени до 2007 года я понял: что-то не так. Ведь это был меньковский расцвет: ивановская интеллигенция, которая не разбила лоб, «истово молясь в лихие девяностые», сделала это, ударившись о столешницу, вставая с колен вместе с лучезарными православнутыми из Сергиева Посада.

И тут меня осенило. Ситуация работает и в другую сторону: это не ивановские провинциалы хотят присоединиться к славной плеяде умирающих мегаполисов — это Детройту нужна поддержка Красного Манчестера, чтобы придать своему угасанию нотку европейской респектабельности.

И только одна мысль — что это могло быть серьезное исследование — так и не посетила меня.

Впрочем, похожая мысль пришла откуда-то сбоку. Ведь Иваново не случайно было выбрано составителями списка умирающих городов. В него можно было включить сотню населенных пунктов, сопоставимых по размеру и количеству проблем, но включили именно текстильную столицу.

Иваново попадает в глобальные тревожные ожидания исследователей по всему миру (можно вспомнить международный проект «Убывающие города», в который также было включено Иваново).

На мой взгляд, Иваново — это классический, хрестоматийный пример индустриального района, созданного и существующего по цеховому принципу, никакого намека на постиндустриальность. Соответственно, любые (безоценочно — позитивные или негативные, не имеет значения) смены трендов, конъюнктур, глобальных и даже региональных условий ломают всю конструкцию, которая не гибка и не может приспосабливаться.

Нашему городу не хватает современной концепции развития. Хозяйственная структура Иванова оказалась на острие проблем — машиностроение не оборонного значения, не обслуживает экспортные отрасли; текстильная отрасль и вовсе вне тренда развития отечественной экономики, и будущего у нее нет.

В отличие от Детройта, который недавно был объявлен банкротом, Ивановская область, как регион-донор получает огромные бюджетные субсидии. У нас другая парадигма развития по сравнению с США, поэтому нарастание негативных тенденций может происходить очень долго и зайти намного глубже, чем в, казалось бы, похожих умирающих городах.

Качественная внутренняя миграция в России отсутствует. Есть только миграция жителей Северного Кавказа во внутренние регионы России. Хорошо еще, что под боком у Иванова есть Москва, которая приняла, наверное, не один десяток тысяч ивановцев.

У нас принято спасать умирающие деревни и тратить на это значительную часть региональных и местных бюджетов, хотя это и бессмысленно, и вредно, и даже преступно по отношению к будущему. Экономические субъекты конкурируют, а экономические регионы — нет. Возникают серьезные перекосы и аберрации по типу «перекрестного субсидирования».

При этом сам город Иваново является в Ивановской области городом-донором. Здесь даже услуги ЖКХ и оплата всех видов коммунальных ресурсов происходит по формуле «себестоимость плюс прибыль», а во всей области «себестоимость плюс бюджетные дотации плюс прибыль».

Если Иванову и суждено погибнуть, то вместе с Ивановской областью и, прежде всего, из-за Ивановской области.

Стоило бы проблему умирающего Иванова перевести в плоскость умирающей Ивановской области. А это совсем другая история.

Ивановская область формирование относительно недавнее и не слишком живучее. Таким образом, городу Иванову было бы объективно выгодно упразднение области и самостоятельное спасение тире развитие. Разделение региона между Ярославской, Нижегородской и Владимирской областями было бы наиболее рациональным решением, в первую очередь, для города.

Вас заинтересует

Популярное

Еще новости