Бесславная отставка

Увольнение по собственному желанию из областного правительства куратора внутренней политики и долгое время главного политического советника губернатора Максима Полякова открывает, возможно, самый важный политический сезон последнего десятилетия.

Практически одновременно в Иванове произошло два политических недособытия. Область по итогам января вошла в группу регионов с максимальной социально-политической устойчивостью и главный пиарщик губернатора, зампред правительства, начальник Департамента внутренней политики Максим Поляков уволился по собственному желанию.

Социально-политическая устойчивость укрепилась, то есть устоялась еще больше. Что с этим знанием делать всегда было не очень понятно, а в свете отставки такого большого специалиста по внутренней политике как Поляков понимание «устойчивости» становится каким-то неустойчивым и окончательно ускользающим от понимания.

Судя по всему, Поляков будет работать в Москве в аппарате министра по делам «Открытого правительства». Нельзя сказать, что он будет работать в Министерстве, потому что его нет — есть только министр. Это назначение никак нельзя назвать повышением по службе. Координационный орган по делам Открытого правительства не имеет ни ресурсов, ни властных полномочий. Это классическая работа на одну зарплату, что Поляков, конечно же, сразу почувствует.

Увольнение Максима Полякова не является собственно политическим событием. Это событие в его личной жизни, а в расстановке сил уже давно все произошло — прошлым летом, когда была введена должность вице-губернатора, которую занял Виктор Смирнов.

Уже тогда стало понятно, что главный проигравший от этого именно Максим Поляков. До той поры доступ к телу губернатора они делили вдвоем с председателем Областной думы, секретарем политсовета «Единой России» Сергеем Пахомовым. После этого пришлось соображать на троих.

Нельзя сказать, что Виктор Смирнов это человек Пахомова и вместе они задавили куратора внутренней политики. Нет, просто вице-губернатор зашел на территорию Полякова (а по-другому и быть не могло).

Противостояние Полякова и Пахомова в определенный момент стало угрожать политической стабильности — настоящей, а не той выдуманной в фальшивом рейтинге. С одной стороны, Михаил Мень заинтересован в дистанцировании от соратника и земляка Пахомова, чтобы тот не стал вровень с самим губернатором. Принцип равноудаленности незыблем. С другой стороны, в своем конкурентном позиционировании они вытаптывали одну и ту же поляну. И вместе с равноудаленностью губернатор получил два центра принятия решений (что особенно плохо в период избирательных кампаний) и даже откровенную склоку.

А ведь помимо чисто политических и технологических трендов и Поляков, и Пахомов соревновались в таком ключевом звене управления областью, как контроль над местными органами власти. Полякову это положено по статусу куратора внутренней политики в ранге заместителя председателя правительства. Пахомову это положено по статусу формального лидера партии и начальника областных депутатов. Тот и другой понимали, что решение кадрового вопроса в городах и районах — это и есть власть и влияние на губернатора.

На фоне такого противостояния неизбежно падает дисциплина местных руководителей, которые не прочь получить дивиденды, играя на противоречиях двух кураторов. Дважды это привело к потере управляемости (Минников — Вичуга, Каленов — Южа), это публичные скандалы, которые не удалось не то что предотвратить, но которые не удалось ни погасить, ни решить. Это был полный провал внутренней политики.

Долгое время Мень был просто-таки очарован Поляковым. Чтобы разочаровать губернатора Пахомову не пришлось прикладывать много усилий. Максим Борисович сам показал собственную несостоятельность.

Характерный пример: неудачная попытка создать медиа-холдинг на базе так называемых «районок», хотя они находятся в полном подчинении у того же Департамента внутренней политики Ивановской области. С политической точки зрения это было бы не лучшее решение, но вот хотелось зачем-то.

С административной точки зрения для Полякова не должно было составить труда решить вопрос, но он не смог. Не смог не только потому, что этому противился Пахомов, но и потому что изначально принял неверное стратегическое решение — выпустить вперед тогдашнего главреда «Ивановской газеты» Сергея Кустова. Ситуация сразу перешла из плоскости политико-административной в плоскость скандала в благородном семействе. Была допущена возможность публичной дискуссии двух сил, находящихся в одной весовой категории (журналисты).

И собственно вся работа Полякова такова — явная неспособность просчитывать наперед и принимать верные стратегически и тактические решения. Таким образом, в широком смысле, его увольнение действительно по собственному желанию — он сам все делал для этого.

Замены Полякову не будет, поскольку, повторю, конфигурация сил уже была изменена полгода назад и формальное увольнение ничего не меняет. Хотя, конечно, это окончательно развязывает руки Сергею Пахомову, который сейчас будет решать главную задачу ближайшего пятилетия — обеспечение контроля над областным парламентом, выборы в который состоятся восьмого сентября.

Эти выборы в большей степени нужны Пахомову, чем Меню. Губернатор спит и видит, как бы вернуться в Москву. Путин над ним издевается, держа здесь, но скорее рано, чем поздно, для него что-нибудь придумают. И хотя Мень по-прежнему формально активен и вроде бы заинтересован в ивановских делах, но вектор, который и раньше-то был направлен в сторону акций, а не действий, сейчас и вовсе смотрит вовне губернии. Все делается с прицелом на то как подать себя, чтобы принести пользу стране на более ответственной федеральной должности.

Пахомову, кстати говоря, выборы в Облдуму также нужны еще и для того, чтобы подать партийному руководству в Москве определенные сигналы на предмет его способности к удержанию контроля и решению сложных задач в обстановке нарастающей политической конкуренции.

В отличие от Михаила Меня, у Сергея Пахомова задача сложнее и разновекторней. Быть при Мене, как на протяжении последних более чем десяти лет (начиная с Сергиева Посада) у него возможности уже (если тот уйдет из области) не будет. У него два неочевидных и непредсказуемых пути: остаться здесь в качестве преемника или также уйти в Москву.

Первая задача имеет серьезные риски в плане роста местечкового патриотизма и кардинальной смены настроений элит после ухода губернатора, которые найдут свое отражение, прежде всего, в отношении к меневским. Вторая задача требует уже сейчас нацеленности вовне и более выраженной собственной игры в регионе и в Москве.

В обоих случаях невозможно что-либо предсказать и, самое главное, невозможно разработать стратегию, которая бы в высокой степени гарантировала успех.

Вас заинтересует

Читайте также