Переходящая коновязь

Предлагаю вниманию читателей небольшой текст ученого-историка Павла Травкина о влиянии коммерции и политического гламура на научные «изыскания» в Плесе. Павел Травкин — кандидат исторических наук, руководитель Плесской археологической экспедиции Института археологии РАН 1986–2005 гг.

Как-то неуютно стало мне, когда в очередной раз прочитал информацию о скандально известном «камне любви» из Плеса. То бесцеремонно утащили его у хозяйки близлежащего дома, то священным объявили. Но неуютно не от приключений камня. Они, на самом деле, забавные, и рано или поздно будут удостоены рассказа в стиле Зощенко (повторяются эпохи — повторяются и персонажи с загогулинами полета их интеллекта).

А неуютно мне, граждане, оттого, как трактуют эти события. Так в ивановском «Курсиве» в сообщении о последней из судебных тяжб (где хозяйка дома вполне обоснованно заявляет свои права) уж больно смутила меня журналистская фраза о камне: «По мнению археологов, он мог быть важной частью святилища эпохи неолита».

Дело в том, что я и есть археолог. И именно плесский. И четверть века Плес исследую. И никакого святилища эпохи неолита в Плесе не знаю — ни в огороде несчастной обворованной женщины, ни на ее чердаке. Зато знаю, как раскручивалась фаллическая символика камня. Так раскручивалась, что, как говорят, Светлана Медведева в свой последний визит в наш городок (на освящение храма) закупила несколько сувенирных маек с этим самым пикантным символом.

Времена пройдут, как в том самом анекдоте, ложечки найдутся, а осадок останется. Так вот, прошу в том осадке меня не вылавливать. А господ журналистов накругло не обобщать: «мнение археологов». Писать надо поосторожнее. У каждого открытия есть автор. Мои открытия стали основой нового плесского музея — наскоро и бестолково сляпанного «новыми плесскими археологами» нынешнего заповедника (о чем собираюсь высказаться особо). Вот с этих авторов сногсшибательных открытий и спрашивайте.

А что я думаю о камне? Может, ошибусь, но — вполне нормальная коновязь. Подтесана, чтобы вожжи можно было не привязывать, а просто накинуть. Да и стоял камень там, где нужно: около угла дома, чтобы повозки сторонились, телеги угол дома не задевали. Священные же камни в наших местах выглядели иначе. По крайней мере, те, что не были уничтожены в ходе борьбы Церкви с исконной народной верой и дожили до встречи со специалистами-историками.

П. Н. Травкин.

Вас заинтересует

Читайте также

Еще новости