Чур, я Штирлиц, или Конец Восточного обхода-2

Сейчас уже вряд ли кто признается в том, что это он придумал строить Восточный обход. Однако принципы, заложенные в нем, продолжают действовать, потому что Ивановская область — это край начатых грандиозных строек. Эволюция проектов — капитал-дарвинизм.

Мои отношения с правительством Ивановской области можно частично описать отношениями советского разведчика Штирлица и начальника VI управления Главного управления имперской безопасности (РСХА) Вальтера Шелленберга в фильме «Семнадцать мгновений весны». Штирлиц вбрасывал идею, а через некоторое время Шелленберг начинал думать, что это он сам придумал, благодаря чему ум и честь генерала СС не страдали, а дело делалось.

Вот и у нас так же. Позволю себе процитировать себя же образца 29 марта 2012 года, когда на «Барсе» вышел очередной выпуск «Губернского наблюдателя» под названием «Конец Восточного обхода»: «Сегодня мы фактически стали заложниками Восточного обхода. Его необходимость весьма сомнительна по сравнению с западным направлением, денег на строительство нет. По уму его бы надо заморозить, но это уже политическое решение, чреватое имиджевыми потерями для власти. Хотя, как повернуть».

Ну и повернули. Правительство Ивановской области обратилось в правительство Российской Федерации (Минтранс) с предложением передать Восточный обход на федеральный уровень.

Попытка начала строительства Восточного обхода является классическим примером некомпетентности, которая заключается не в неспособности довершить начатое или решить проблему. Некомпетентность — это неспособность обозначить реальную проблему.

Наверное, только господь Бог, обладая неограниченными ресурсами, мог одновременно реализовать несколько крупномасштабных проектов в области строительства, ландшафтного дизайна и генной инженерии, причем всего за шесть дней. Все остальные, даже самые богатые государства, вынуждены определяться с приоритетами, находить точки роста и разрабатывать реальные проекты и решать реальные проблемы, то есть те, которые важнее всего и на решение которых есть ресурсы.

Хорошо бы построить Восточный обход длиной 42 километра? Конечно! Еще неплохо бы железную дорогу электрифицировать. Только это проекты не для бюджета Ивановской области. Более того, это проекты и не для федерального бюджета. Нужно трезво оценивать возможности страны и приоритеты. Чтобы построить Восточный обход вокруг Иванова не хватило бы ничьих лоббистских возможностей.

Начало строительства этой дороги на фоне ситуации в промышленности, состояния региональной инфраструктуры, проблем с общественным транспортом — высшая форма некомпетентности.

В строительство развязки у деревни Бурмакино на шуйской трассе вложен почти миллиард рублей. Хотя сначала областное руководство заявляло, что деньги пойдут из федерального бюджета, на самом деле почти все оплатили из бюджета области. Это миллиард в прямом смысле слова, закопанный в землю. Это прямой ущерб в «особо крупном размере».

Какова будет реакция Минтранса? Первое, что приходит на ум — пошлют подальше. По сути, конечно, так и будет, но формально, как ни странно, я уверен, поддержат.

Кончились те времена, когда можно было поругивать региональные власти и публично ссориться. Пожар в джунглях: даже тигр и косуля рядом друг с другом мирно пьют воду из оскудевшего источника. Все потому, что речь идет о выживании всего «живого». Как Бабича быстро успокоили, в смысле заставили прекратить кидать подлянки Меню в Ивановской области. Любой промах власти на любом уровне сейчас недопустим, потому что несет серьезные риски для стабильности власти и ее реноме в масштабах страны.

Скорее всего, Восточный обход каким-то образом с участием Минтранса документально оформят, с тем чтобы его подвергнуть глубокой заморозке и снять, в первую очередь, с имиджевого баланса региональной власти.

Восточный обход это, по сути, была вообще афера, в чем я убедился сразу после выхода той своей программы. До этого, я был хоть и критически настроен, но не предполагал, что все так плохо.

На следующий день после эфира к Алалыкину приехал председатель Областной думы, секретарь политсовета «Единой России» Сергей Пахомов. С единственной целью: разобраться, что за фигню в очередной раз Мокрецов выплеснул в телевизор. Заинтересованность Пахомова именно в этой теме объясняется не только тем, что он фактически контролирует все крупные финансовые потоки как член команды губернатора, но и по должности — такие бюджетные траты возможны только через согласование с Облдумой.

Пахомов хотел выразить свое возмущение заявлением о том, что миллиард ушел не из федерального бюджета, а из областного. Ну, ему доступно и доходчиво, с цифрами объяснили, что вы, Сергей Александрович, оказывается, не все знаете, что в области происходит. Пахомов стал звонить начальнику департамента финансов Грузнову, тот ему сказал, что, мол, это не телефонный разговор, и Пахомов тут же удалился.

Больше он к этой теме не возвращался, поскольку понял, что в данном случае к «Барсу» претензий быть не может. Таким образом, на фоне пиар-кампании про федеральный бюджет, который финансирует строительство Восточного обхода, самого Пахомова развели так, что мимо него проплыл целый миллиард.

Восточный обход тема волшебная, да и кусок лакомый. Но перебор. Появилась другая тема — Комбинат синтетического волокна. Результат, возможно, будет таким же.

Вас заинтересует

Читайте также