Федеральное правительство отказалось от текстильной отрасли

Последние решения российских властей направлены на отказ от классических текстильных кластеров путем замещения их промышленными кластерами, ориентированными на выпуск конечного розничного продукта. Производство отечественных тканей окончательно выделено в маргинальную зону специального военного и узкого ассортимента.

Распоряжением правительства России от 27 декабря 2012 года утверждена Государственная программа Российской Федерации «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности». Разработчик и ответственный исполнитель — Министерство промышленности и торговли РФ (Минпромторг).

Программа разработана на период до 2020 года и включает в себя 17 подпрограмм, которые должны обеспечить модернизационный рывок российской экономики, включая создание тех самых 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест (как видим, об этой шараде президента Путина в правительстве не забыли).

Подпрограмма 4 «Легкая промышленность и народные художественные промыслы». Она, собственно, нас больше всего интересует, так как затрагивает Ивановскую область и ее жителей напрямую — все-таки, текстильный (и швейный) регион.

Могу смело утверждать, что подпрограмма подводит черту под текстильной отраслью в том виде в каком мы привыкли ее видеть, и не открывает никаких горизонтов и перспектив. Не скажу за другие подпрограммы, но часть этого глобального документа (573 страницы), касающаяся легкой промышленности, писалась явно на коленке, а потом правилась левой ногой. Это не моя эмоциональная реакция на текст, а факт, который сейчас и продемонстрирую.

В самом начале паспорта подпрограммы «Легкая промышленность…», в разделе про цели и задачи говорится: «Ожидается, что к 2020 году доля легкой промышленности в общем объеме промышленного производства увеличится до 1,5 процентов, доля российских товаров (одежда, трикотаж и обувь) на внутреннем рынке — до 50%, а доля инновационной продукции в общем объеме — до 46%».

В конце паспорта, где подытоживается все сказанное, говорится: «Ожидается, что к 2020 году доля легкой промышленности в общем объеме промышленного производства увеличится до 2,5 процентов, доля российских товаров (одежда, трикотаж и обувь) на внутреннем рынке — до 50%, а доля инновационной продукции в общем объеме — до 46%».

Таким образом, остается невыясненным самое главное: какую все-таки долю в объеме промышленного производства в 2020 году должна занимать легкая промышленность — 1,5 или 2,5 процента?! Как должен строить свою работу губернатор текстильного края Михаил Мень, на что ориентировать текстильщиков и швейников?

Согласитесь, один процент в данном случае — это колоссальная цифра, за которой скрываются миллиарды рублей выпуска продукции и десятки миллиардов рублей инвестиций.

Успокою губернатора и всю его команду специалистов по текстилю. Скорее всего, речь идет все-таки о полутора процентах, а не двух с половиной. До этого я дошел методом дедукции.

Помимо итогового документа я ознакомился еще и с проектом Программы (такое сравнение зачастую дает много пищи для ума). Так вот, все изменения, которые наблюдается по сравнению с проектом, были в сторону снижения или полной ликвидации. Поэтому, делаю вывод, что и в данном случае цифра правильная та, которая меньше. Но это уже не факт.

Интересно, что сократили. Например, бюджетные средства на развитие легкой промышленности в течение следующих семи лет урезали с девяти миллиардов рублей до всего лишь трех. Эти деньги предусмотрены на субсидирование процентных ставок по некоторым видам кредитов для предприятий отрасли.

Также, исчезла из подпрограммы строка «Возрождение хлопководства на юге России». Видимо, разработчики крепко подумали и решили, что ведь не сборник анекдотов пишут, а серьезный документ, ну и вычеркнули. Оно и правильно, все равно зерновые трейдеры из Ростова-на-Дону всякого, кто задумал бы на Юге России мешать им экспортную пшеницу выращивать быстренько бы обратно домой по частям отправили.

В общем, будем считать, полтора процента, хотя, удивляет такой подход — задача довести долю российских товаров до 50 процентов оставили на фоне снижения общего объема производства. Как считали? Я полагаю, что просто — чем меньше общий объем продаж, тем легче статистически вывести рост объемов отечественного производителя. Это новая российская госстатистика.

Кстати, насчет статистики. Во всех индексах в подпрограмме присутствует только общий индекс производства текстильного и швейного производства. И это очень важно.

Получается, что невозможно вычленить и понять в принципе объемы собственно текстильного производства — только конечный розничный продукт. Текстильное производство не является целевым ориентиром для развития легкой промышленности на период до 2020 года. Если товар пошит в России, значит, он российский, а какая ткань (где ее произвели) уже не важно.

Это констатация той простой истины, что текстильная отрасль не является для российских властей субъектом поддержки и развития. В этом же ряду и разговоры про комбинат синтетического волокна в Ивановской области и педалирование никчемной информации о том, что весь хлопок в России завозной. Можно перечислить множество развитых стран, которые импортируют практически все потребляемое сырье (нефть, газ, металлы и т. д.).

Текстильная отрасль интересует правительство с точки зрения гособоронзаказа и специфических социальных госзаказов. Никаких серьезных мер поддержки отрасли нет. Даже субсидирование процентных ставок по кредитам имеет своей целью всего лишь довести стоимость кредита до международного уровня (в Европе, США и Азии деньги гораздо дешевле).

Характерный момент, показывающий «цену» легкой промышленности. В разделе «Непосредственное участие госкорпораций, акционерных обществ с государственным участием и иных юридических лиц, а также государственных внебюджетных фондов» для других подпрограмма предусматриваются Внешэкономбанк, госкорпорации, всякие там «Роснано» и «Ростехнологии». Для нас: «научных организаций в части выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ».

Жаль, что в Министерстве образования об этом ничего не знали, а то бы не стали присоединять Текстильную академию к Строительной, — ведь на легкопромышленную науку такая большая задача возлагается.

В качестве рисков разработчики сами указывают на проблемы с контрафактом, которые обостряются ввиду создания Таможенного союза с Казахстаном и Белоруссией. Плюс ВТО. И это все подарки в последний год. Также следует помнить, что российские власти собираются довести цены на энергоносители до европейского уровня. Для текстильной отрасли, в которой цена сырья составляет до 70 процентов от себестоимости — это, мягко говоря, критично.

Задачу увеличения доли отечественных товаров до 50 процентов на таком фоне можно решить исключительно методом открытия китайских фабрик на территории страны. Но есть и ноу-хау. Я когда читал — глазам своим не верил. В качестве мер поддержки предлагается «введение квот для российских товаров в торговых сетях и магазинах»!

Данная мера вступает в противоречие со всем что только можно. Тем более, такая мера не прописана в соглашениях с ВТО (в отличие от субсидирования процентной ставки по кредиту). Да и сколько потребуется чиновников, чтобы отследить выполнение квот.

В общем, продолжать смысла большого нет: такие документы надо читать в оригинале. На сайте Минпромторга можно посмотреть страницу Программы, там же и прямая ссылка для скачивания документа целиком.

Отдельно только еще скажу про комбинат синтетического волокна. Одним из основных мероприятий подпрограмма предполагает: «Строительство на территории Ивановской области комбината по выпуску синтетических волокон и нитей, который в перспективе обеспечит создание комплекса новых текстильных производств, специализирующихся на выпуске инновационной продукции специального и технического назначения».

Словосочетание «специального и технического назначения» всё говорит об отсутствии связи комбината с существующим текстильным кластером в Ивановской области. Нацеленность руководства региона на реализацию этого громкого проекта окончательно выведет классический текстиль из сферы их интересов.

Строительство комбината предполагается, и правительство РФ готово дать свои гарантии на получение льготного кредита Внешэкономбанка. Однако вопрос, кому дать кредит, кто захочет и насколько этот кто-то будет убедителен, чтобы получить правительственные гарантии, а потом встать в очередь на получение кредита — остается по-прежнему открытым.

Ну, а закончу, как всегда, на оптимистической ноте, процитировав самый жизнеутверждающий пассаж из подпрограммы:

«Ожидаемые результаты: Создание из легкой промышленности устойчиво развивающегося высокотехнологичного сектора реализации российской экономики, обладающего мощным инновационным заделом для ежегодного повышения отраслевых темпов экономического роста».

Лучше и не скажешь.

Вас заинтересует

Читайте также