Им бы всех священников взять и отменить

В России, в отличие от остальной Европы, не было своей церковной Реформации. Исторический опыт показывает, что до тех пор, пока этого не произойдет страна так и останется в рабстве.

Жил-был такой австрийский писатель Франц Кафка. Писал исключительно про Россию — в иносказательном смысле, конечно. Всё в его книгах, как у нас, морок, безысходность, сон, в котором ты бежишь и никогда не достигаешь цели, невозможность простого, непостижимость очевидного и непробиваемая толща презрения окружающего мира к желаниям и нуждам простого человека.

Россия — это кафкианский мир. Что бы и как бы не происходило, но не происходит ничего. Кажется, всё, достигли предела, не могут люди бесконечно терпеть это издевательство, глумление власти от малой до великой над собой. Ан нет, снова, как кролики под воздействием очередной мантры про «самодержавие, народность, коммунизм, стабильность и проч.» идут в пасть людоедов и всяких прочих несказочных, всамделишных чудищ.

Наблюдая это постоянство, поневоле можно придти к мысли о некоей генетической предрасположенности русского человека к самоуничижению и безволию, взрывающейся раз в столетие бунтами. Однако «генетическая» теория попахивает расизмом, и, в конечном итоге, также способствует осознанию некоей предопределенности, не давая никакого понимания. То есть обычная спекуляция, выгодная все той же власти.

Одними лишь усилиями власти такое положение объяснить невозможно. Никакое государство не сможет в течение столетий издеваться над своим народом. Максимум одно, ну, два поколения, но не больше. Сила, которая толкает русский народ в добровольное рабство, а общество и страну в целом в невежество, не может носить светский, рациональный характер. С этим может справиться только соединение усилий власти и мощного религиозного (псевдорелигиозного) чувства.

Русская православная церковь несла и несет русскому человеку рабство и покорность, уничтожая в нем истинное христианское чувство. Это началось почти сразу после первой русской революции 4 ноября 1612 года. Испытывая недостаток легитимности, династия Романовых искала способы ликвидировать, в первую очередь, аристократию, а вместе с ней и любое индивидуальное начало в народе.

Начиная с церковной реформы патриарха Никона, начинается планомерное и тотальное уничтожение религиозного чувства в русском человеке, которое подменяется рабской покорностью власти и богопротивной верой в чудеса. К началу 19 века русская интеллигенция презирала и насмехалась над попами. К началу 20 века РПЦ потеряла уважение всего народа. К моменту февральской революции 1917 года число верующих в стране сократилось до такого мизерного количества, что впору было признавать Россию атеистическим государством. И большевики здесь совершенно не при чем.

Христианское чувство, религиозную искренность в русском человеке хоть как-то поддерживали старообрядцы, прежде всего беспоповцы. Именно поэтому со старообрядчеством так ожесточенно боролись и цари, и Церковь. Верующий в Бога, а не в попа и в «национального лидера» человек — угроза российскому государству, хоть царскому, хоть коммунистическому, хоть нынешнему социал-бессовестному.

ЗАО «Русская православная церковь» нуждается в реорганизации, путем ликвидации и присоединения к обществу вне каких-либо организационных структур. Любая организация имеет интересы, которые направлены не на решение уставных задач, а на сохранение самое себя. Чем она старше и больше, тем это четче выражено. Плюс к этому РПЦ уже давно поставила на первое место не Бога и религию, а необходимость удержания в рабской покорности человека, подменив веру обрядами и пропагандой.

Если кто в России и оскорбляет чувства верующих, так это попы.

Тут в очередной раз протодиакон Андрей Кураев, профессор Московской православной духовной академии (Троице-Сергиева Лавра, Сергиев Посад) инициировал псевдорелигиозную и псевдоцерковную дискуссию о совмещении празднования Рождества и Нового года. Для чувств истинно верующего человека этот календарный вопрос вообще бессмыслен. Однако он очень важен для «кулинарных» православных.

Вопрос объединения Рождества и Нового года исключительно прагматический. Миллионы псевдорелигиозных людей смогли бы пару дней попоститься перед Новым годом, а там уже и поесть и попить со спокойной совестью, как перед Пасхой. Это бы вернуло гармонию в их души. А Церкви не надо было бы делать вид, что перед Рождеством как бы и нет никакого серьезного поста.

Не знаю, чем Кураев руководствовался, но Русской православной церкви нужна совсем другая реформа. Однако хорошо, что внутри себя Церковь тоже хоть о чем-то спорит. Ведь по примеру Лютера тезисы на ворота ХХС должен прибить кто-то из священников, а не из мирян.

Вас заинтересует

Читайте также