Персидские войны

Правду о Греческих войнах знаю я, а не он. Ему-то откуда знать? Откуда греку знать правду?
(Гор Видал. Сотворение мира.)

Персидский царь Дарий всю жизнь мечтал о завоеваниях на Востоке, о присоединении к своей великой империи земель нынешних Пакистана, Индии и Китая, а вместо этого разбирался на Западе с интригами мелочных и невежественных греков.

В романе Гора Видала «Сотворение мира» повествование идет от имени Кира Спитамы — последнего живого внука Зороастра, пророка Единого Бога. Кому как не ему знать, как возник нынешний мир, а точнее, интерпретация его сотворения.

Современная цивилизация — это мир Запада, понимаемого, как Европа плюс Северная Америка. Началом ему послужила Древняя Греция, давшая свою интерпретацию и свое понимание Истории. В ней не нашлось достойного места Персии, несмотря на то (а, может, как раз поэтому), что греческая культура и вся греческая цивилизация — слепок, бледная копия Персидской цивилизации. Все было переведено с языка исконного на греческий: дворцы и храмы пониже, мысли приземленней, мечты покороче, вместо дел — мифы.

Интерпретация, как способ передачи знаний в отсутствие конкуренции дало сегодняшнее понимание Истории. Там, где есть нестыковки требуется просто более изощренная интерпретация. В конечном итоге, многое из прошлого, по-видимому, не более чем литература народов, волею судьбы, не то чтобы вышедших победителями, но пришедших после. Например, русский ученый Николай Морозов еще в конце 19-го века высказывал сомнения в традиционной исторической хронологии, говоря о намеренной фальсификации многих исторических памятников, в частности того самого греческого Парфенона теми самыми крестоносцами, также как и греки в свое время «творившими» Историю.

Однако вернемся к Спитаме в Персию. Греки чисто по-соседски терпеть не могли персов, и при этом во всем копировали их и завидовали им. Раздираемые междоусобными войнами, греческие князья лишь изредка могли о чем-то договориться, ведя бесконечные Греческие войны. Мы-то знаем о Персидских войнах — как свободолюбивые греки отражали агрессию превосходящих сил армии Персидского царства. Внук Зороастра утверждает о войнах Греческих, повествуя заодно и о том, как они на самом деле начинались.

Дарию в Греции делать было нечего — нет там ничего для великой Персии. Его интересовал действительно богатый, просвещенный и цивилизованный Восток. Да не тут-то было. Греческие князья, сменяя друг друга после неудавшихся (или удавшихся) переворотов в своих родовых землях, наводняли Персидский двор. Толпы греков бродили как тени по малоазийским дворцам (величие и богатство которых греки так и не смогли даже повторить спустя годы после угасания Персии), плетя интриги и вовлекая в свои заговоры местную знать. В результате персидские военные отряды периодически отправлялись в какую-либо часть Греции, с тем, чтобы восстановить «справедливость». Бывший изгнанник водворялся на престол своего города-деревни, а смещенный князь (если успевал получить защиту у персов и не был убит единоплеменником) отправлялся ко двору Дария, искать защиты, покровительства и все той же «справедливости». Это и были то ли Греческие, то ли Персидские войны. Романтики, благородства и стойкости греков в них ровно на две голливудские кинопостановки.

Будучи не в силах избавиться от этого греческого наваждения, Дарий бывало вскипал и посылал в Грецию большую армию, чтобы избавиться от этого мелкокняжеского безумия. Вот тогда-то только греки и объединялись против Персии, поскольку, хотя вхождение в состав империи ничем не угрожало греческой свободе, но для большинства из них означало бы потерю всяких видов на власть. Ну а потом все продолжалось по-прежнему.

Вас заинтересует

Читайте также