Страну жаль, а не Ходорковского. Такие как он это и есть оплот режима

Министр иностранных дел РФ Сергей Ларов, отвечая на вопрос, не повредит ли очередной приговор Ходорковскому инвестиционной привлекательности России, сказал: «…Если бизнес считает эти условия выгодными, то бизнес туда идет вне зависимости от политических сложностей со страной».
То есть не повлияет. То есть бизнесу по фигу, какой людоедский или гуманный режим в стране – им главное деньги получить. Если власти это инвестору позволяют, то хоть публичные казни на площади устраивай – от иностранных бизнесменов отбоя не будет.

Самое главное (наверное, и печальное тоже), что Лавров абсолютно прав. Инвестиционную привлекательность иногда путают с просто привлекательностью. Бизнес играет по тем правилам, которые существуют, чистая политика его не интересует.

Еще одно заблуждение: мол, бизнес, по определению, несет демократию и рынок. Совершеннейшая чушь. Чем меньше демократии, тем легче работать крупным компаниям. Чудовищных размеров взятки в России появились благодаря иностранцам, которые быстро поняли, как здесь эффективнее всего работать, а так как ресурсами они обладают значительными, то и размер всевозможных «откатов» очень быстро вырос с наших скромных тысяч рублей до сотен тысяч и миллионов долларов.

Кстати говоря, трагическая судьба Сергея Магнитского – во многом не только «заслуга» отечественных подонков-правоохранителей, но и результат деятельности западных менеджеров. Их роль в махинациях с бюджетными средствами на определенном этапе была, судя по всему, ключевой. Не сей ветер, а то пожнешь бурю.

Договор бизнеса с властью – это гарантия защиты от профсоюзов, экологов, прессы и т.д. Это снижение издержек на всей бизнес-цепочке. В условиях демократии такое невозможно.

Случаи судебного преследования зарубежных инвесторов единичны. Эту дубинку используют, в основном, против своих. Разумеется, случаются конфликты российских корпораций с их западными партнерами и тогда «фирмачам» уже никакие договоренности не помогают. Но это только от непонимания того, что в России какой-нибудь Газпром это и есть государство, то есть люди, которые управляют и тем, и другим. Договариваться нужно было лучше.

Российское правительство все это прекрасно понимает, и поэтому ничего не боялось до сих пор. Но невозможно контролировать весь иностранный бизнес. На российский рынок вслед за олигархами и нефтяниками потянулись и другие предприниматели – помельче. После определенного критического уровня стало невозможно (чисто физически) в ручном режиме контролировать инвестиции. Иностранный бизнес пошел в народ и здесь понял, что договариваться нужно с таким количеством людей, что условия работы стали неотличимы от условий для местных бизнесменов. Вот тогда-то инвестиционная привлекательность стала трансформироваться. Иностранцы начали обращать внимание на бизнес-среду, правовую защиту и проч. А до Лаврова еще не довели, что кроме двух-трех транснациональных корпораций в России есть и другие западные инвесторы, которым никто ничего не обещал. Они бы и рады платить кому-то одному, а не выходит – уровень не тот, нужно разговаривать с толпой мелких бюрократов.

Посмотрите на Сколково. Те, кого туда позвали, даже не заикнутся про права человека, бизнес-климат, защищенность инвестиций. Потому что обо всем этом они уже договорились, им все пообещали.

И вот тут, как нельзя кстати Ходорковский. Он у нас теперь вроде записного либерала и страдальца за народ. Смею полагать, что на народ ему всегда было, есть и будет наплевать. Он страдает – за свое. За свои деньги, за свою власть, за свои амбиции, за гордыню. И он готов нести этот крест. Но только он ничем не отличается от любого бизнесмена, готового работать с любым режимом, покупать депутатов и министров. Просто с Путиным у него не вышло.

Приговор Ходорковскому отчасти справедлив. Не с уголовной, конечно, точки зрения, а с моральной. Это приговор бизнесу, которому нет дела до страны, пока ему дают возможность извлекать прибыль. Это про Ходорковского сказал министр Лавров на той же пресс-конференции: ««Бизнес будет заниматься своим делом». А все эти ваши «привлекательности» оставьте для кухонных разговоров.

Привлекательной страна и ее экономика должна быть в первую очередь для своих граждан. А не для иностранного бизнеса, который сыграет в любую игру, правила которой ему расскажут. И не надо видеть в бизнесе то, чего там отродясь не бывало: стремления к добру, справедливости и демократии.

Вас заинтересует

Читайте также

Еще новости