Зачем «Единой России» Юлия Жуковская?

Юлия Жуковская должна была стать вторым номером в списке кандидатов в депутаты Госдумы от Ивановского регионального отделения Всероссийской политической партии «Единая Россия» сразу за Татьяной Яковлевой (первая тройка: Мень, Яковлева, Жуковская; губернатор в Думу не идет).

После того, как кандидатуру Жуковской завернули в Москве (не совсем, а только из тройки), в Интернете появился не очень убедительный компромат на Юлию Оскаровну. В нем собраны в кучу все слухи и факты, имеющие отношение к ней и к Михаилу Жуковскому, убитому первого декабря 2003 года.

Смысл компромата не в том, чтобы не пустить Жуковскую в Думу, подвинув ее в списке. Для этого должны были постараться кто-то из местных, имеющих виды на это кресло. Но сегодня такое даже и помыслить невозможно. Сама же она никому не мешает и никого не интересует.

Зато после отказа Москвы утвердить ее на проходном втором месте в списке, Жуковская становится идеальной фигурой для попытки дискредитировать областное руководство и лидеров местной «Единой России». Вот кто-то и вытащил наружу старую историю.

Да и наплевать бы, но стараниями агитпропа ивановской «ЕР» история, которая, несмотря на все ухищрения, не вышла бы за пределы узкой группы читателей (и без этого прекрасно обо всем осведомленных), пошла в народ. Жуковскую так старательно отмывали, что даже на телевидении пришлось об этом поговорить, так как новость стала громкой и широко обсуждаемой.

Соответственно, по законам психологии и политического пиара (неизвестным в региональном отделении «Единой России») народ, который был ни сном, ни духом, вдруг все узнал и понял, что именно так все и было, хотя пытаются доказать обратное.

Почему же, все-таки, Жуковскую забраковали в Москве? Придется вспомнить прошлое.

Михаил Жуковский был сложным и тяжелым человеком. Даже на фоне 1990-х он был слишком уж циничен и беспринципен в отношениях со своими партнерами. Безусловно, был связан с криминалом (как все тогда и многие сейчас). Но, в отличие от других коммерсантов, не просто платил дань, а активно использовал братву в своих «сделках». Зачастую, подставляя их: были случаи, когда они были вынуждены поступать не в полном соответствии с «понятиями». Более того, кое-кого из братвы Жуковский лично обидел.

В 1997 году в строящемся торговом павильоне напротив Центрального рынка было обнаружено взрывное устройство. Расследованием занималось ФСБ, основной их версией была попытка Жуковского захватить рынок (что, в конце концов, ему удалось). Чекисты не форсировали расследование. «Дело о терроризме» было единственным способом вести официальную разработку Жуковского: в рамках уголовного дела проводить оперативную разработку гораздо удобнее.

Уголовное дело, связанное с расследованием бизнесов Жуковского, вели и в милиции. Но несколько формально, так как, например, почти весь УБОП ездил на бензине, который в качестве шефской помощи оплачивал Жуковский.

После убийства весь его бизнес унаследовала вдова. Со всеми его косяками и подозрениями в недружественно отъеме акций, имущества и денег у многих коммерсантов. Никто из них назад ничего не получил и справедливость не восторжествовала. Уголовное дело закрыто не было, оно, насколько известно, кончилось только недавно само собой – за давностью лет.

Вот такой бэк. Понятно, что сама Юлия ни в чем не виновата и ее ни в чем не подозревали и никаких официальных претензий к ней нет. Но есть такое понятие «Истэблишмент». Пропуск в него получают только при наличии денег, но во всем мире одного богатства недостаточно. А в России (и в Иванове, почему-то, тоже) – это единственный критерий. Существуют некие нормы, даже не морали, а условностей элитарных гостиных. В Иванове Юлия Жуковская этим условностям соответствует, а в Москве посчитали, что нет.

Еще один косяк местного агитпропа. Попытка выдать желаемое за действительное: мол, Бабича в истории с праводельным скандалом, работавшего чуть не против «Единой России», теперь разоблачат. И ему это – «там» – не простят. У партии и режима ситуация не самая лучшая: бездельников и балласта полно, а тех, кто может «решать вопросы» – мало. Выскочки, которые утверждают, что сами все стратегии придумали, – это одно. А менеджеры, наводящие ужас, даже залезая в чужие епархии, – это совсем другое.

Небольшое сравнение двух «Единых Россий». Во Владимире Бабич собрал на выборы 150 миллионов рублей (с черной кассой, разумеется). Я уверен, что все до копейки будет на выборы и потрачено.

В Иванове «ЕР» собрала, конечно же, меньше, так еще, наверняка, половину распилят.

Во Владимирской области на едро работает профессиональная команда приглашенных политтехнологов из тридцати человек. Сами по себе очень дорогие.

В Ивановской области – только один. Да и тот не технолог, а орговик.

Во Владимирской области губернатор Виноградов – коммунист. Муниципалитеты и избирательные комиссии он, конечно, не контролирует (там все схвачено «ЕР»), но ресурс у него есть. Личный рейтинг губернатора-коммуниста намного выше, чем у КПРФ, поэтому он поднимет ее. В отличие от прошлых лет, Виноградов открыто выступает в поддержку своей партии: 24 сентября все федеральные каналы показывали его сидящим в президиуме съезда КПРФ.

В Ивановской области нет никакой оппозиции. Но мне, почему-то, кажется, что владимирская «ЕР» наберет больше процентов, чем ивановская. Потому что там работают профессионалы, а здесь – дилетанты.

Не видел социологии по руководству области (и проводилась ли она?). Но полагаю, что у губернатора Михаила Меня рейтинг довольно высокий. Но только этого будет недостаточно.

Местным едросам давно пора бы включить мозги и перестать жадничать и заниматься всякой ерундой. Это называется доработались: в первой пятерке два Никаких Ивановых.

А вопрос, вынесенный в заголовок, оставляю без ответа.

Вас заинтересует

Читайте также