Vek.news

Революция должна стать нормой жизни

Кого не послушаешь — никто не хочет революции. Ни власть, ни системная оппозиция, ни бессистемная. Кремль не хочет, митинг не хочет, интеллигенция не хочет, либералы не хотят и даже либеральные демократы, истэблишмент вообще не желает. Всем нужна какая-то эволюция.

Я подозреваю, что «эволюция» — это такой эвфемизм, способ ничего не менять и никуда не двигаться, чтобы революции не было.

А чего ее бояться, революции? Она ведь не всегда с мордобитием, кровью и смертью. Например, в августе 1991 года была революция. Да, трое человек погибли на улицах под танками, но (извините за некоторый цинизм) в другие дни на улицах Москвы в ДТП бывает гораздо больше погибших.

Революция — это не хаос, это, прежде всего, романтика. Это завышенные ожидания, это чрезмерный запрос на обновление. Поэтому, хотят верхи и низы того или не хотят, а революция в России уже произошла.

В Европе уличные марши, митинги и протесты составляют часть повседневного даже не политического, а бытового пейзажа. Что-то сродни шоппингу выходного дня. В России уличный протес носит сакральный характер: если уж народ вышел на митинг по велению ума и зову сердца, то он ждет от этого своего поступка последствий необычайных. Иначе — разочарование.

Главное последствие любой революции — разочарование. Никакое быстротечное массовое действие не может оправдать возлагавшихся на него глобальных надежд. Именно этим революции и вредны. От этого происходят всяческие безобразия и депрессии.

Человек, переживший одно такое революционно-романтическое разочарование, на второе уже не способен. Он, может, и рад бы, но не может. Поэтому между революциями (как и между большими войнами) всегда проходит не меньше двадцати лет.

Почему Немцов и разные прочие бывшие члены правительства говорят про «эволюцию»? Потому что одну революцию они уже пережили и ко второй не готовы ни физически, ни морально. Кстати, поэтому же они и не могут стать новыми лидерами: все, тухлячок.

Топливо нынешних протестов — поколение 30-летних. Они революцию 91-го не видели. Они только ощущают последствия «революционной реакции» (хоть и немного запоздалой, но очень мощной). Жаль, если их тоже постигнет разочарование. Впрочем, на Западе с этим давно научились бороться, там уличный протест является частью мэйнстрима, поэтому никого особо и не беспокоит.

Вас заинтересует

Популярное

Еще новости