Павел Коньков не сдавал своего патрона, а сенатор Смирнов сдал Михаила Меня, не поперхнувшись

Друзья и соратники познаются на допросах и в Совете Федерации.

Выступление Генерального прокурора Игоря Краснова перед сенаторами на заседании Совета Федерации 18 ноября дало повод подумать, что Михаила Меня все-таки сдал его бывший подчиненный, обвиняемый по делу «Ивановского бройлера» Павел Коньков. Краснов произнес следующую фразу: «Изобличающие Михаила Меня показания обвиняемого Павла Конькова».

Эти слова не говорят о том, что Коньков сдал Меня. Так могут подумать только те, кто не знаком с системой принятия решений в органах власти. Эта система – коллегиальная. Невозможно даже губернатору написать какой-либо самый короткий текст и подписать его, сделав нормативным актом.

Любое постановление готовится десятком людей из различных структур областного правительства. И по любому документу, который отправляется на подпись, фактически уже есть решение. Подпись – это заключительный, чисто формальный момент.

Разумеется, Коньков не мог рассказать следователям, что в тайне от губернатора Меня, подготовил проект закона, направляемый в Областную думу. Там его приняли, после чего, на основании этого закона, опять-таки в тайне от губернатора, он написал постановление, подписал его и направил в базу нормативных актов.

Коньков всего лишь описывал процедуру принятия решений, из которой, логически и в полном соответствии с законом и действующими правилами вытекает, что всю цепочку принятия решений по Фонду поддержки малого бизнеса и «Ивановскому бройлеру» непосредственно контролировал губернатор, поскольку это были решения уровня губернатора (по должности еще и председателя правительства Ивановской области). А подписи Конькова на документах – это чистая формальность.

Другое дело, что с точки зрения следствия, это изобличает губернатора Меня, а с точки зрения Конькова – это обычная работа губернатора и правительства на благо родной области, ее населения и экономики в лице ОАО «Ивановский бройлер».

Для Конькова нет никакого смысла и выгоды в «сдаче» своего бывшего патрона – так он признал бы, что был в курсе преступной схемы. Если же он будет стоять до конца в отрицании вины, то его действия оправданы обычной работой в логике принятия решений на уровне губернатора и правительства.

Для Конькова выгодно отрицать чью-либо (и свою, конечно) вину полностью, но при этом, чтобы Мень был обвиняемым. В таком случае он вообще получается не при делах, и может отделаться легким испугом.

А вот кто действительно, на мой взгляд, сдал Михаила Меня – трусливо, позорно, цинично и подло – так это бывший вице-губернатор (в меневскую эпоху была такая должность), сейчас сенатор Виктор Смирнов.

На заседании Совета Федерации 18 ноября Виктор Смирнов присутствовал. И по вопросу № 25 «О рассмотрении представления Генерального прокурора Российской  Федерации о даче согласия на задержание и привлечение… Михаила Александровича Меня» голосовал «за».

Смирнов всем обязан Михаилу Меню, который вытащил его из кинешемско-кохомского небытия. Мень сделал Смирнова сначала председателем Избирательной комиссии Ивановской области, а затем и вице-губернатором. Мень абсолютно доверял ему, о чем, например, говорит этот забавный эпизод.

У человека всегда есть выбор. Не обязательно активный и явно выраженный – можно просто не участвовать. Но Виктор Смирнов участвовал, высказался за привлечение к уголовной ответственности своего покровителя, открывшего ему двери в политику и в большую, красивую жизнь.

Почему так сделал? По-моему, ответ довольно прост. Кто внимательно смотрел трансляцию с заседания Совфеда, мог обратить внимание, что спикер Валентина Матвиенко была явно заинтересована в этом деле. Если бы не погоны Краснова и не видеоряд, то можно было бы подумать, что Генпрокурор это Матвиенко.

Известно, что она терпеть не может Михаила Меня. Ее отношение к нему унаследовал и ставший затем губернатором Павел Коньков и в целом Ивановская область до прихода Воскресенского. Матвиенко командует сенаторами как мальчиками (и девочками). Зачастую, их карьеры и будущее зависят от ее отношения к ним. Вот этим отношением Виктор Смирнов и дорожит.

К тому же, очевидно, он держит в уме и губернатора Воскресенского, который также терпеть не может Михаила Меня, да и всех меневских людей в придачу. А от Воскресенского судьба Виктора Смирнова зависит еще больше, чем от Матвиенко.

Сдал Витя своего шефа и благодетеля, сдал. И, полагаю, не просто так, не разуверившись в моральных качествах Михаила Меня, а только лишь опасаясь за свое будущее. Витя Смирнов давно вызывает омерзение – все его поступки в одном ряду. Такие как он роем вьются вокруг больших начальников, поддакивая им, соглашаясь с ними во всем и, тем самым, соблазняя на сомнительные или даже противозаконные действия. Но и сдают их потом с потрохами.

Вас заинтересует

Читайте также