Ивановский железнодорожный вокзал: «Комикс, иллюстрирующий провинциальную патетику»

Предлагаем вниманию читателей статью Владимира Демьяненко, председателя правления регионального отделения Союза дизайнеров России, лауреата премии правительства РФ в области культуры, посвященную реконструкции ивановского железнодорожного вокзала. Редакция полностью согласна с оценками, данными Владимиром Демьяненко «уродливому культурному феномену и культурной ущербности дотационного вымирающего региона» в контексте «культурной тщеты бездарно реставрированного железнодорожного вокзала», а также с общей оценкой постмодернизма – как антицивилизационного явления.

Вокзальный симулякр

Самоизоляция, принесенная пандемией коронавируса, не может быть вечной – силою обстоятельств я очутился на ивановском железнодорожном вокзале. Минуя бдительную охрану, вошел во вновь отремонтированный зал ожидания и оторопел: сердце сжалось от эклектичной атмосферы провинциальности, усугубляемой огромным масштабом внутреннего пространства.

Да, это реконструкция, о которой так долго и многозначительно говорилось в областной прессе и средствах массовой информации. Губернатор анонсировал это знаковое событие, которое после «совета с народом» как обычно медленно и неотвратимо превратилось в одно из звеньев «стрелочного» благоустройства в нашей области.

Здание ивановского ж/д вокзала представляет собой уникальное архитектурное творение и признано объектом культурного наследия и находится в ведении Дирекции железнодорожных вокзалов ОАО «РЖД». Концепция «Умный железнодорожный вокзал», сформулированная ОАО «РЖД» в 2014 г., предполагает решение ключевой задачи – сохранение памятника архитектуры, его реставрации и создание на его основе современного пространства.

Вокзал будущего – это транспортно-пересадочный хаб, полностью интегрированный в городское пространство центр городской жизни с широким спектром сервисов и услуг, связанных не только с транспортной функцией.

Думаю, пора провести отдельное заседание градостроительного совета, посвященное результатам реконструкции ивановского железнодорожного вокзала. Критерием оценок должен быть профессионализм, творческая состязательность, транспарентность и ответ на задачу, поставленную Дирекцией железнодорожных вокзалов ОАО «РЖД».

Наше профессиональное сообщество дает свою оценку постфактум. На одном из заседаний градостроительного совета было констатировано, что проект благоустройства привокзальной площади плохой и его реализация – плохая. Это было консолидированное мнение. Смысл проведения таких советов пропадает в силу несвоевременности рассмотрения проектных предложений и отсутствия вариантов у авторских коллективов. Для улучшения качества архитектурных проектов ничего лучше конкурсной основы не придумаешь.

Этот рецепт универсальный и он приемлем как для архитектуры, так и для дизайна.

Видеоматериал получился пафосный, с победными реляциями, авторы, кураторы и их гости позитивно отзываются о результатах проделанной работы. Но меня не покидает ощущение колебания одежды голого короля.

Начнем с главного. Сохранен конструктив фасада и структура здания, сформулированные в 1933 году архитектором В. М. Каверинским. Это, несомненно, профессиональный подход и свидетельство бережного отношения к архитектурному наследию советской эпохи периода конструктивизма, которое и создает своеобразие, визуальную индивидуальность областного центра. Ахроматическая колористика, геометризм, аскетизм, динамика, ассиметрия с ритмической организацией элементов композиции – это отличительные черты стилистики конструктивизма, который выдвинул российское искусство в лидеры мировой культуры.

Серый цвет фасада – это характерный цвет конструктивизма, который апеллировал к естественному цвету бетона, лишенного пластики деталей. Красота лапидарной урбанистики, воплотившаяся в работах К. Малевича, Э. Лисицкого, В. Татлина, А. Родченко, В. Степановой, братьев Весниных утверждает этот цвет в сочетании с белым, черным и красным как колористический эталон эпохи конструктивизма.

Поэтому утверждение Михаила Курбатова, советника губернатора Ивановской области, что цвет фасада взят из цвета мозаики фасадов, фланкирующих здание вокзала, кажется странным – ведь мозаики были созданы в 80-е годы прошлого века и несли совершенно другую эстетику.

Алена Франчян, архитектор, руководитель архитектурного бюро Faber Group, ссылается на отсутствие исторических материалов по организации интерьера здания. Казалось бы, это развязывает проектировщикам руки для авторской трактовки функциональных зон, создания мебели, оборудования и колористического решения.

Однако профессионализм подводит авторов и показывает поверхностное отношение к предмету реставрации. Реставрировать неизвестно что они не умеют, да и не могут, поэтому решают сохранить мозаики, росписи и гипсовые рельефы. Это кажется им логичным.

Сохраняя структуру двух залов, они наделяют один зал традиционной функцией зала ожидания, а второй наделяют новой экспозиционно-выставочной функцией пространства.

Этот концепт интерьера строится на умозрительной идее геральдических ассоциаций, апеллирующей к двум цветам российского флага. Зал ожидания – голубой, экспозиционный зал – красный. Концепция входит в противоречие с основной стилистикой конструктивизма.

Стремление раздать всем сестрам по серьгам приводит к стилистической каше: орнаментальные мотивы революционного текстиля, появившиеся на колоннах и потерявшие агитационный исходный цитированием древнегреческого архитектурного ордера, где нет фриза и карниза, антаблемента, архитрава, а есть белая рамка, обрамляющая пустоту и стилистическую претензию к античной стилистике. Все это выглядит как комикс, иллюстрирующий провинциальную патетику.

Если странный микс из голубых паттернов агитационного текстиля и эха древнегреческой классики соединить с революционным пафосом мозаичных вставок и сохраненных росписей, да еще этот винегрет приправить атавизмом гипсовых рельефов, нечаянно оставшихся от привокзальной кафешки с ее непритязательной кухней, то остается привкус дилетантизма авторов. Казалось бы, в композиции напольных покрытий архитекторов Faber Group ничего не лимитировало, и, по свидетельству архитектора Бориса Матвеева, пол аутентичный, придуман новый рисунок. Однако сгармонировать колористику напольной керамической метлахской плитки и цвет стен оказалось для авторов неразрешимой задачей.

В композиции напольного покрытия архитекторами была применена стилистика эклектического ретроспективизма в викторианском стиле, однако лишенная креативного антуража метлахской плитки с ее многообразием расцветок, узоров, форм и размеров. Предложенный рисунок напольного покрытия, масштаб плитки и цвет напоминают приснопамятные дурно пахнущие общественные туалеты, и предлагаемая аутентичность вызывает внутреннее неприятие возврата к негодным стандартам советской эпохи. Это еще один знак провинциальности и стилистической путаницы.

Восстановленный потолок поражает не художественными достоинствами шестигранных модулей, а грубыми технологическими стыками, что, несомненно, разочаровывает и свидетельствует о низкой квалификации строителей-подрядчиков и отсутствии авторского надзора со стороны проектировщиков.

По свидетельству Михаила Курбатова, советника губернатора Ивановской области, было потрачено много времени для изучения лучших практик применения эргономичной и антивандальной мебели для вокзалов и аэропортов, а в результате мы видим мастодонтные сооружения, не имеющие отношения к стилистике и функционалу конструктивизма, диктуемого структурой архитектурного сооружения. Наверное, не те люди смотрели и не туда.

Здесь я вижу гоголевского Собакевича, пытающегося найти USB-розетку на скамейке, чтобы доложить по гаджету губернатору о выполненном задании.

Цитаты из творческого наследия А. Родченко и Л. Лисицкого здесь были бы более чем уместны. Однако грубая, лапидарная пластика находит свое развитие в красном зале в топорных формах мультимедийных установок, доводя эстетический конфликт аналогового и цифрового проектного мышления до абсурда.

Стилистическая всеядность, эклектика, микширование и мимикрирование под мировые бренды – уродливый культурный феномен нашего региона. Учитывая, что вокзал – это ворота областного центра, нужно констатировать культурную ущербность дотационного вымирающего региона.

Уничтоженный промышленный потенциал некогда текстильной столицы России ждет оракулов либеральной экономической политики витийствующих о культуре в постиндустриальном обществе.

Один из них – Дария Женихова, режиссер проекта «Вокзал как эпоха», учредитель компании «Культура потребления» называет красный зал ж/д вокзала, превращенный в выставочное пространство залом-трансформером, местом самоидентификации горожан, созерцающих былое текстильное величие региона в виртуальном пространстве – ощущая фантомные боли социального и культурного свойства.

Культура, как сложный социальный феномен начинает фрагментироваться, дробиться и выдаваться транзитному пассажиру коммуникации, превращая его в потребителя, искусство по мнению куратора проекта «Вокзал как эпоха» К. Бочевар современным языком может рассказывать абсолютно о чем угодно.

Таким образом, происходит замещение основной идеи реконструкции ж/д вокзала на постмодернистскую трактовку этой идеи. Путем словесных манипуляций культурный суррогат выдается за подлинник, любителей культурологических измышлений о самоидентификации горожан я бы пригласил на главную транспортную магистраль, соединяющую Москву и Иваново по конкретному адресу – Лежневская, 44 – чтобы они посозерцали арт-объект, созданный жителями этого дома и утвердились в своей постмодернистской коммуникативности, где стираются ценностные ориентиры, возникают неточности формулировок, устраняются какие-либо каноны и отсутствует деление культуры на высокую и массовую.

Этот жалкий контекст городского «благоустройства» прекрасно входит в резонанс культурной тщеты бездарно реставрированного железнодорожного вокзала серией манипуляций, превращая город в гиперреальность симулякров.

Концепция «стрелочного благоустройства», курируемая губернатором и его помощницей – Софией Познанской – и входящая в противоречие с профессиональной состоятельностью и здравым смыслом удивительным образом сомкнулась с концепцией масштабной реконструкции вокзального комплекса «Иваново», открытого 30 июля. Их объединяет следование культурной парадигме постмодернизма, которая несет черты неопределенности, незавершенности, фрагментарности, ироничности и маргинальности, отказ от канонов и авторитетов, многовариантное толкование истины вплоть до ее отрицания и утверждение, что есть только версия истины, восхваление поверхностности.

Все это можно наблюдать в видеоматериале П. Гнилорыбова о реконструкции ж/д вокзала «Иваново». Образчик типичного симулякра, где мистифицируется отсутствующая действительность реализации концепции «умного ж/д вокзала», замещая ее фантазмами, создавая из творческой неудачи псевдособытие, наделяя его визуальными, звуковыми и мифическими субстанциями.

Зрелищно-игровое воплощение удовлетворяет любопытство среднего потребителя, одаряя его свидетельством культурного гражданства общества потребления.

К сожалению, за дизайн-проект ж/д вокзала Иваново взялось архитектурное бюро Faber Group в лице А. Франчян и Б. Матвеева, которые не смогли сформулировать и реализовать современную дизайн-концепцию вокзала будущего. Художественными методами они усилили провинциальность и культурное убожество ж/д вокзала Иваново, вселяя в городских обывателей чувство неполноценности и отверженности от культурных центров Европы и действительно современной трактовки европейских ж/д вокзалов, как в итальянском Неаполе и бельгийском Льеже, спроектированными известными архитекторами Захой Хадид и Сантьяго Калатравой, не говоря уже о вокзалах Киото, Берлина и Астаны.

Хорошие архитекторы создают не просто транспортные узлы, которые можно использовать в культурно-просветительских целях, но и объединяют несколько видов транспорта в единую удобную в использовании систему, их проекты вписываются в окружающую застройку и являются произведениями архитектурного искусства.

А. Франчян, апеллируя к уникальности элементов интерьера ж/д вокзала, надеется, что пассажиры будут фотографироваться на фоне эргономических шедевров, думая совершенно безосновательно об интеграции в исторический облик этого пространства.

Дежавю, мы это уже слышали от суетливых городских чиновников накануне сочинской олимпиады, озаботившихся селфи-маршрутами для многочисленных туристов, посетителей «Золотого Кольца России».

Эта компания по «благоустройству города», нагородившая сомнительные арт-объекты, показала несостоятельность манипулятивной информации, которая склоняет людей в пользу определенной корыстной позиции, наводящей «глянец», превращая действительно серьезные проблемы культурного пространства региона в развлечение.

Реконструкция ж/д вокзала – это пролог к очередному фарсу и трагедии. Невежество не может бесконечно управлять знанием. Я не разделяю восторг Алисы Прудиновой, комиссара Уральской индустриальной биеннале, по поводу ее оценок эстетичности и современности восстановленного памятника конструктивизма, но поддерживаю ее желание культурно ревитализировать отданные в частные руки и заброшенные памятники конструктивизма в нашем регионе.

Чиновничье ноу-хау – предполагаемая передача реставрируемых и реконструируемых зданий и сооружений из министерства культуры в министерство строительства и ЖКХ – это действительно было бы губительным шагом для российского культурного пространства, изувеченного «стрелочным благоустройством», умело внедренным механизмом безальтернативного освоения и воровства федеральных средств.

Хочу напомнить трудолюбивым «стрелочникам» фразу, произнесенную на судебном заседании замминистра культуры Г. У. Пирумова, привлеченного к уголовной ответственности за коррупцию по делу реставраторов: «Бес попутал».

***

Владимир Николаевич Демьяненко,
председатель правления Ивановского областного отделения Союза дизайнеров России, лауреат премии правительства РФ в области культуры.

Вас заинтересует

Читайте также