Ивановская митрополия, судя по всему, готовится к переименованию площади Революции

Для начала в сознание ивановцев пытаются внедрить мысль, что нынешняя площадь Революции – это кладбище.

Сайт Ивановской митрополии и Иваново-Вознесенской епархии опубликовал вторую часть синодика (поминальник – книга с записью имен умерших для поминовения) Крестоводвиженского храма села Иваново.

Причем, название текста говорящее и красноречивое: «Опубликованы данные еще о трехстах ивановцах, погребенных на территории современной площади Революции областного центра». Конкретно речь идет о людях, погребенных на кладбище при храме с 1794 по 1802 годы. Сейчас это действительно территория площади Революции города Иванова.

Ничего неизвестно о работе по установлению имен умерших и погребенных на кладбищах при других храмах на территории города. По крайней мере, Ивановская митрополия столь нарочито об этом не сообщает и не публикует списки. Очевидно, что исподволь формируется общественное мнение о том, что площадь Революции – это кладбище со всеми вытекающими отсюда кощунственными сооружениями и акциями.

Впрочем, церковников можно понять. Ведь на месте храма не поле, не лужайка и не дом, а площадь и памятник с такими названиями и символами, которые однозначно связаны с богоборческой властью, уничтожением Церкви и священников. Для любого религиозного человека это дикость и величайшая несправедливость, а для Церкви – и подавно.

Насколько корректно формировать мнение, что нынешняя площадь Революции это кладбище, если там не хоронили больше века, а место прочно включено в исторический и архитектурный облик современного города – вопрос дискуссионный. Может быть, Ивановская митрополия отчаялась уже в своем стремлении низвергнуть памятник борцам революции и саму площадь Революции, и использует не вполне оправданные методы.

В нынешней Ивановской митрополии нет фигур, обладающих таким авторитетом, который позволяет напрямую и убедительно вести диалог и дискуссию с обществом. Скорее, наоборот, некоторые деятели вызывают откровенное отторжение.

Поэтому митрополия действует через своих агентов влияния. Таковым, кстати говоря, никогда не был Михаил Мень, обладающий настолько спекулятивной натурой, что это не позволяет ему принимать решения, имеющие карьерные и политические риски. Таким человеком был и остается бывший ивановский мэр, ныне председатель городской думы Александр Кузьмичев.

Это исключительно его стараниям проспект Энгельса стал Шереметевским проспектом. Нет сомнений, что переименование проспекта было только первым этапом в имеющейся договоренности лично Кузьмичева и митрополии. Вторым этапом должно было стать переименование площади Революции.

Если бы не судебные рассказы Сверчкова о Кузьмичеве (да он и в самом деле оплошал в той дурно пахнущей истории), то сегодня подготовительная работа по переименованию площади Революции шла бы активно в среде депутатов и руководителей мэрии. Но Кузьмичев нынче совсем не авторитет. Вот и приходится митрополии самостоятельно искать пути к сердцам ивановцев.

Резоны в переименовании, конечно же, есть. Дело не в отрицании русской революции как таковой, а в месте площади и памятника. Правда, кладбище не при чем. Символы Революции на месте Храма – это торжество атеизма над религией, то есть победа над православием и христианством. Например, Мемориал на Талке, полагаю, ивановских священнослужителей никак не беспокоит.

Митрополия явно не успокоится и будет бить в эту точку. До тех пор, пока либо народ не восстанет на защиту поруганной Церкви, либо ивановским мэром не станет такой же набожный, как и Кузьмичев, человек.

Вас заинтересует

Читайте также