Эра политических неудачников и аппаратчиков

Вот бы Михаила Александровича и Сергея Александровича уволили отовсюду и отправили опять в ссылку в Ивановскую область…

Назначение Игоря Чебыкина зампредом регионального правительства по внутренней политике переворачивает очередную страницу в политической истории Ивановской области. Ничего эпохального при этом не происходит – это даже не смена элит, а позиционирование внутри элит.

Сегодня и в кратком историческом вчера в Ивановской области был и остается только один политик – Михаил Мень.

Павел Коньков, хотя и мечтал уже в юности стать первым секретарем Обкома КПСС, то есть руководителем области; стал высшим должностным лицом, но политиком его назвать вряд ли кто осмелится. Коньков-губернатор – порождение аппаратных интриг и политического расклада, который он плохо контролирует.

Любой не самый сильный шторм прибивает его к берегу, на котором он начинает искать новую лодку. Если получится (получилось), то хозяин лодки может и капитаном поставить.

Назначение Игоря Чебыкина ответственным в правительстве за внутреннюю политику в регионе слегка перепозиционировало внутриэлитный пейзаж в контексте ухода Виталия Ильюшкина. Чебыкин безусловная креатура Ильюшкина, но не надо строить иллюзий относительно Ильюшкина.

Чебыкин близок председателю Областной думы, лидеру местной «Единой России» Виктору Смирнову, который сейчас зачищает региональное отделение от ставленников Ильюшкина, окопавшихся в исполкоме.

Структура «Единой России» предполагает две параллельные ветви управления или контроля – политсовет и исполком. Политическое руководство осуществляет Смирнов, а аппарат, то есть исполком по-прежнему в руках Ильюшкина. Руководителя исполкома утверждает Москва по согласованию с тем или с теми на местах, кто сильнее.

Смена руководства исполкома регионального отделения «ЕР» будет означать снижение влияния Ильюшкина на политические процессы до уровня статистической погрешности. Другой фигуры, кроме как Смирнов, кто мог бы успешно лоббировать своего человека на должность нового руководителя исполкома, не просматривается.

Сам Виктор Смирнов, конечно же, считает себя политиком. Как-то по телевизору выразился в том смысле, что, мол, начал заниматься политикой в давние времена, чуть ли не в допетровскую эпоху. Хотя, все помнят только один его опыт занятия реальной политикой – провальные для него выборы в Областную думу в 2013 году в Кинешме. Чуть ли не худший результат из всех единороссов. Где бы сегодня был господин Смирнов, если бы Мень не отдал ему свой мандат?

Смирнов – это классический аппаратчик. Такие люди расцветают именно в эпоху отсутствия реальной политики, когда оппонентов нужно переигрывать мощной задницей, отсутствием рефлексии и закулисными схемами. Разумеется, все это необходимо и настоящему политику, но недостаточно, чтобы быть им.

На таких же, как он сам Смирнов делает ставку в своей борьбе – на Чебыкина и Кузьмичева. У них тоже свои амбиции. Причем остаться в игре и при власти – это уже амбиции.

Есть еще один довольно неожиданный и пока не вполне явный аппаратный политик – член правительства, директор департамента здравоохранения Светлана Романчук. По всей видимости, в здравоохранении она долго не задержится, в следующем году пойдет в депутаты Областной думы от родного Тейкова.

Ее амбиции могут быть вполне реальными – стать председателем Думы после того, как Смирнов станет губернатором. Говорят, что кумир госпожи Романчук – Сергей Пахомов: он видит за горизонтом и на три метра под землей.

Пока аппаратные политики успешно решают свои бытовые проблемы, на улице вдруг закипела жизнь. Тоскливые как октябрь 17-го и бестолковые, как вечный двигатель митинги коммунистов пытаются заменить веселой антикоррупцией призраки Навального, вырвавшиеся из социальных сетей.

Кто эти молодые люди, организовавшие митинг 26 марта? Да не важно, потому что их уже нет, есть старые, проверенные кадры, не опасные и не страшные, которые исподволь оседлали этот довольно мутный протест. Все те же лица, которые до сих пор никак не смогли преодолеть твиттер-барьер, отделяющий их от рычагов, пусть и мнимых.

Неудачи в политике могут быть обусловлены объективными и субъективными факторами. Объективные, в лице антинародного режима, конечно, греют душу. Но это не важно, так же как не важно, чем вы объясняете отсутствие загара – облачностью на небе или очередью в солярий.

В политике есть два ключевых фактора, которые определяют участник ты процесса или нет – это представительство и влияние. Ивановская политика это только борьба за представительство, влияние где-то не здесь. Народ в широком смысле слова отстранен даже от представительства, улица в политическом смысле этого слова пытается его получить, про влияние пока говорить рано.

Однако, как говорил старина Фрейд, сублимацию еще никто не отменял, и перенос нереализованных ожиданий и возможностей на другой объект или в другую плоскость – это суровый закон психологии. Поэтому отсутствие возможностей для реализации народного представительства неизбежно влечет за собой желание получить его другим путем – либо через бюрократию и аппарат, либо через улицу. И то, и другое – фейки, даже если среди участников люди все больше благородные и приятные во всех отношениях.

P. S. В последнее время с ностальгией вспоминаю времена губернатора Михаила Меня. На мой взгляд, он форменный негодяй, но была какая-то искра в губернской жизни.

Вас заинтересует

Читайте также