Соратник Гущина тоже банкрот

Удивительное дело, ивановские бизнесмены от текстиля зачастую должны больше, чем московские структуры бывшего хозяина Москвы Лужкова. Непонятно только о чем это говорит: так в Иванове плохо или, наоборот, так в Иванове хорошо?

Арбитражный суд Ивановской области объявил банкротом Игоря Молчанова, в отношении него введена процедура реализации имущества.

Молчанов – это давний соратник самого популярного ивановского банкрота Василия Гущина. Игорь Вячеславович руководил наиболее известными из бесчисленного множества гущинско-куликовских компаний: «Мега», «Кваттро-Систем», «Мегаполис» и так далее.

Как и в случае банкротства Василия Гущина – все та же юридическая фирма «Консалт» Сорокины и партнеры» и все тот же финансовый управляющий Мария Баева.

Задолженность Молчанова превышает полмиллиарда рублей. Основные кредиторы «Россельхозбанк» и Сбербанк.

Живет в Бяково (Валдайское озеро). Не женат, но на иждивении трое несовершеннолетних детей. Расплатиться с долгами не может, потому что по месту работы заработок небольшой. Трудоустроен он в «Трикотажной компании «Таис», которую раньше возглавлял сам, а две недели назад гендиректором стала бывшая жена (она же числится и учредителем).

Высокие отношения или искусство развода в период банкротства главы семьи.

Суд особо отмечает, что имущество, которое могло бы быть реализовано с целью погашения задолженности перед кредиторами, равно как и иные источники доходов, отсутствуют.

Банкротство ивановских мегабизнесменов и мегадиректоров с их неприличными долгами вызывает особенное недоумение на фоне недавнего банкротства ЗАО «ГК СУ-155». Где Москва и где Иваново, лужковская группировка бизнесменов и ивановская компания текстильщиков.

Тем не менее, СУ-155 попала под раздачу за 1,7 миллиарда рублей. В Иванове – такие же или сопоставимые суммы, а если вспомнить про Дмитрия Сиганова, то и в несколько раз (!) больше.

Поневоле задумаешься о роли ивановских менеджеров «Россельхозбанка» и Сбербанка во всех этих историях банкротств. Откуда была такая уверенность в обслуживании и возврате кредитов? А сейчас – этакие формальные телодвижения по возврату долгов. Не напоминает ли всё это заранее и заведомо спланированные акции по выдаче не кредитов, а дотаций или субсидий?

Вас заинтересует

Читайте также